Государство не знает, что делать с коренными народами Севера, а сами народы хотят больше денег

image ФОТО: фото: vk.com/anapaadm

Совершенствование порядка отнесения граждан к коренным малочисленным народам Севера позволит им воспользоваться большинством гарантированных прав. Соответствующий законопроект Госдума планирует рассмотреть на одном из пленарных заседаний в октябре.

В конце августа Правительство внесло в Государственную Думу поправки в федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», определяющие порядок учёта лиц, относящихся к коренным малочисленным народам. Законопроект вводит механизм учёта граждан Российской Федерации, относящихся к коренным малочисленным народам, в целях обеспечения реализации предоставленных им социальных и экономических прав, в том числе на защиту их исконной среды обитания, сохранение традиционных образов жизни, хозяйственной деятельности и промыслов, замену военной службы альтернативной гражданской службой, сохранение и развитие самобытной культуры, а также осуществление территориального общественного самоуправления с учётом национальных, исторических и иных традиций.

image

Москалькова призвала к скорейшему принятию закона о коренных малочисленных народах

Порядок ведения учёта лиц, относящихся к коренным малочисленным народам (в том числе требования к техническим и программным средствам, необходимым для ведения учёта), и межведомственного взаимодействия будет определяться Правительством, а именно — федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим полномочия по выработке и реализации государственной национальной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере государственной национальной политики.

Законопроект подготовлен Федеральным агентством по делам национальностей по инициативе члена Комитета Госдумы по делам национальностей, президента Ассоциации коренным малочисленных народностей Севера и Дальнего Востока Григория Ледкова. «Основная цель реестра — создать механизм подтверждения права на меры поддержки, предусмотренные законодательством Российской Федерации для коренных малочисленных народов», — объяснил депутат.

Он пояснил, что совершенствование порядка отнесения граждан к коренным малочисленным народам Севера позволит им воспользоваться большинством гарантированных прав. Для этого им необходимо документально подтвердить свою национальную принадлежность, но действующим законодательством такой порядок пока не установлен.

Также читайте о том, какие законы вступают в силу в октябре.

3436

Чукча хочет «Порше»

3 Амбиции или прагматизм

Советская власть хорошо потратилась, чтобы перевести оленеводов на оседлый образ жизни и дать их детям приличное образование. Сегодня государство фактически спонсирует возвращение аборигенов в тундру. Благодаря льготам, субсидиям и помощи крупных компаний список малочисленных народов увеличился в полтора раза. Они действительно хотят жить в позапрошлом веке или всё это спектакль ради денег?

Это не шутка: список коренных малочисленных народов России становится всё больше, растёт и суммарная численность аборигенов. Между переписями населения 1989 и 2002 годов население страны уменьшилось на 16%, однако представителей аборигенных народов стало больше на 17%. И дело тут вовсе не в хорошей демографии: смертность за это время не уменьшилась, продолжительность жизни осталась такой же, а рождаемость заметно не возросла. Откуда рост? Всё очень просто: вырос уровень самосознания этих народов. Если раньше многие из них записывались русскими или представителями крупных этносов национальных республик (например, в Якутии – якутами или коми), то в 1990–2000-х стало модным вспоминать о своих корнях.

Причиной усердного национального строительства стало то, что осознание себя самостоятельной этнической общностью – одно из трёх условий попадания в список коренного малочисленного народа. Вдобавок к этому численность его представителей не должна превышать 50 тыс. человек (те же якуты, которых, по данным последней переписи, насчитывается больше 400 тыс. человек, не имеют такого статуса). В-третьих, для получения государственной поддержки аборигены должны сохранять традиционный образ жизни, хозяйствования и промыслов.

По состоянию на 1989 год таких народов у нас было всего 26, теперь их 46! Так, в Ленинградской области вернулись к жизни ижорцы, а на Алтае заявили о себе сразу несколько национальностей. Советские этнографы знали, что алтайцы сформировались из нескольких племён, но рассматривали их как единую общность, а потому народ не входил в список малочисленных. В начале 1990-х о своей самостоятельности на Алтае объявили челканцы, тубалары, кумадинцы и теленгиты. Сегодня все они входят в список тех, кто нуждается в поддержке.

Пример оказался заразительным. На берегах реки Уссури в Приморском крае заявила о себе ещё одна народность – тазы (та-дзы, да-цзы), которая образовалась относительно недавно, в конце XVIII – первой половине XIX века, в результате смешения нанайцев и удэгейцев с маньчжурами и китайцами. Согласно переписи 2002 года, в России проживали 276 тазы. Лишь пятеро из них говорили на родном наречии, которое специалисты считают диалектом севернокитайского языка, остальные в повсе-

дневной жизни использовали русский. Тем не менее тазы объявили о намерении возродить культуру и обычаи предков, чего было достаточно для получения особого статуса. И правда, чем они хуже чукчей, эвенов, энцев и ненцев?

По теме 984 Захарова прокомментировала законопроект об исключении русских из числа коренных народов Украины

Законопроект об исключении русских из числа коренных народов Украины укрепляет страну на националистических и неонацистских позициях. Под действия закона в случае его принятия попадут миллионы человек.

Плата за экзотику

Поддержание жизни на Севере стоит больших денег, и средства эти находятся. На неф-

тегазовом Ямале за шесть последних лет расходы на социальную сферу выросли почти в 2 раза. В 2017 году в расчёте на одного жителя ЯНАО они составили 147 тыс. рублей – в 3,5 раза выше среднероссийского показателя. Понятно, что это расходы не только на ненцев, хантов и селькупов, а на всё население региона. Но правда жизни такова: беременную женщину из кочевья доставят в роддом на вертолёте, а жительницы полиэтнических посёлков близ Салехарда не всегда могут рассчитывать на такую щедрость. В 2018 году в бюджете региона предусмотрено 113 млн рублей на поддержание быта коренных народов. В ЯНАО утверждён «стандарт материальной обеспеченности» кочевников: правительство компенсирует их расходы на топливо, покупает им материалы для возведения чумов, мини-электростанции, печи, медицинские и ветеринарные аптечки и даже средства спутниковой связи.

В Ненецком автономном округе (расположен в Архангельской области, не путать с ЯНАО) оленеводам и их жёнам выплачивают ежемесячные социальные пособия. Отдельно выплачиваются компенсации за отсутствие детских садов в размере 6 тыс. рублей на каждого ребёнка в возрасте от 1,5 до 8 лет. Аборигенам бесплатно выдают средства гигиены для новорождённых и продают дрова по льготной цене. Всё это, конечно, надо приветствовать, но на фоне снегоходов, спутниковой связи и пособий разговоры о самобытности не могут не вызывать улыбку.

Впрочем, миллионы рублей на раздачу аптечек и ГСМ – это лишь вспомогательное направление поддержки кочевников. Главное условие их существования в тундре и тайге – ведение традиционного хозяйства – настоящая чёрная дыра для денег. Именно это стало ключевым пунктом национальной государственной политики в отношении малочисленных коренных народов Севера. Всего в 2017–2025 годах правительство планирует выделить на эту программу 1,3 млрд рублей.

Принято считать, что оленеводы нуждаются в поддержке из-за того, что нефтяные компании построили в тундре свои трубопроводы, это привело к сокращению пастбищ, а также изменило естественные пути миграции кочевников. Сегодня все крупные нефте- и газодобывающие корпорации – «Роснефть», «Газпром», «Сургутнефтегаз» и другие – выплачивают аборигенам компенсации за землю. Но ещё они оказывают адресную помощь конкретным посёлкам и кочевым семьям. Например, «Норникель» взял шефство над 22 населёнными пунктами и 5 отдельными учреждениями Таймырского муниципального района, где живут и учатся представители народов Севера. На средства компании там строят жильё, школы и другие социальные объекты. Металлурги поддерживают транспортное сообщение между отдалёнными посёлками по воздуху и воде, обеспечивают доставку туда товаров и продуктов.

Есть и другая сторона медали. Поскольку государственная помощь ориентирована именно на поддержку традиционного быта коренных народов Севера, оседлые ненцы, эвенки и долганы в отдалённых посёлках не могут рассчитывать на весь тот объём правительственной помощи, которую получают кочевники. В качестве рационального объяснения этому предлагается идея о том, что традиционный быт северных народов был разрушен в результате индустриализации, а потому потери должны быть компенсированы. Но неужели кто-то всерьёз думает, что без нефтепроводов традиционное хозяйство чукчей, эвенков и ненцев могло бы сегодня процветать? Вполне очевидно, что в конце второго десятилетия XXI века аборигены вряд ли нашли бы стабильный спрос на оленье мясо и шкуры. Доказывать обратное – значит предположить, что в Европейской части России сегодня кто-то может содержать семью за счёт подсечно-огневого земледелия и плетения лаптей. Но этнический спектакль в районах Крайнего Севера позволяет главам многочисленных туземных родов и племён выбивать немалые деньги из государства и крупного бизнеса.

Аборигены призывают создать дополнительные механизмы поддержки, направляют официальные письма в органы власти Евросоюза и международные организации коренных народов Севера, откуда эти письма эхом возвращаются в Россию. И слишком часто получается, что деньги просят не на покупку снегоходов тем, у кого их нет, а на замену неплохих, но надоевших «Ямах» на более престижную технику «Бом-

По теме 1376 Зеленский решил не включать русских в перечень коренных народов Украины

Предложенный президентом Украины документ гарантирует коренным народам права создавать свои учебные заведения и обучаться на своём языке, а также создавать свои СМИ.

бардье». Известен случай, когда лидеры одной северной общины просили деньги на жизненно необходимый транспорт и купили два Porsche Cayenne, что уже никак не вяжется с традиционным образом жизни. Торговля самобытностью превратилась в выгодный бизнес, недаром число игроков за четверть века почти удвоилось.

Оставить детей в тундре

За хорошие автомобили и снегоходы аборигены платят отсутствием перспектив у будущих поколений. Не секрет, что дети кочевников, которые учились в городских и поселковых школах с проживанием, нечасто горят желанием вернуться к разведению скота в условиях вечной мерзлоты. По этой причине всё меньше семей соглашаются дать детям полное среднее образование и, как ни странно, получают поддержку местных политиков.

Пока министр просвещения Ольга Васильева рассуждает о едином для всей страны стандарте среднего образования, в умах ряда депутатов и общественников идут противоположные процессы. В России может быть принят федеральный закон «О кочевой школе», который официально разрешит учить детей в бараках с печками-буржуйками. Не имея формального статуса, такие школы уже работают в Заполярье, что ярче всего указывает на отсутствие продуманной государственной политики в отношении малочисленных народов. В начале 1990-х оленеводов и охотников предоставили самим себе. Теперь им дают деньги, но лишают шансов на нормальную жизнь в XXI веке.

Первые кочевые школы появились в нескольких районах Якутии почти сразу после распада СССР. Это было непростое время для Севера. Поддержка государства, к которой привыкли оленеводы и охотники, прекратилась. Хозяйства пришли в упадок, местные политики заговорили о необходимости возврата к традиционному быту. Кочевая школа должна была научить ребёнка чтению и письму без отрыва от семьи, которая гонит оленей по тундре. В конце 2000-х, когда такой практикой заинтересовались теоретики из ЮНЕСКО, в Якутии приняли местный закон «О кочевой школе», который не просто увязать с федеральным законодательством об образовании.

В лучшем случае такая школа располагается в разборном модульном здании площадью около 30 квадратных метров. Электричество – от генератора с ограниченным запасом топлива. Интернет – по случаю. Спортзал и столовая отсутствуют. Библиотеки, разумеется, тоже нет – ну кто будет возить за стадом оленей грузовик с книгами? Нехватка учителей для таких школ – отдельная проблема. Педагогов сейчас трудно заманить в северные посёлки даже при помощи миллионных субсидий и квартир, не говоря уже о том, чтобы они делили быт с кочевниками на голой земле.

В итоге, как ни крути, нормальный учебный процесс в тундре организовать невозможно – можно сделать только подобие «красного чума», при помощи которого большевики ликвидировали неграмотность среди бывших инородцев. Вместе с «красными чумами» для взрослых существовали передвижные школы для детей, но уже в 1920-х они воспринимались как временная и вынужденная мера. С 1950-х ребят из кочевых семей стали принудительно забирать для обучения в школах-интернатах.

Политика эта была болезненной для аборигенов. Жители Севера помнят грустные истории о том, как чиновники забирали детей на вертолётах, и нередко делали это вместе с милицией. Однако с тех пор через систему интернатов прошло уже несколько поколений кочевников, и эта практика стала восприниматься нормальной. Понятно, что научиться читать-писать ребята могут и в чуме, но продолжить образование в городе им будет сложно. В результате их перспективы ограничатся оленеводством и неквалифицированным трудом. Да, они останутся в родных местах, но можно ли считать это осознанным выбором?

Вряд ли те, кто осваивает деньги на поддержку малочисленных народов Севера, задаются таким вопросом. Именно поэтому федеральному правительству следует выработать внятную стратегию развития северных народностей, которая не может быть основана на одном только возрождении средневекового быта. Неужели мы всерьёз хотим поддерживать традицию хоронить умерших в гробах, подвешенных на деревьях, или обычай предоставлять жену хозяина дома в пользование гостям? Если коренные народы Севера не будут целенаправленно загонять в каменный век, они самостоятельно смогут выбрать пути для поддержки и развития самобытности в XXI веке. Местные власти и законодатели сегодня не обладают нужными для этого ориентирами, а потому стимулируют иждивенчество коренных народов, вместо того чтобы, например, помогать им с развитием этнотуризма.

СПРАВКА

Алексей Привалов Газета «Наша версия» №20 от 28.05.2018 Опубликовано: 28.05.2018 08:41 Отредактировано: 31.05.2018 15:21 Фото: sgnorilsk.ruЭто одна из главных тем научно-практической конференции, посвященной традиционному природопользованию на территории Российской Арктики. Текст: Елена Попова Фото: пресс-служба Законодательного собрания Красноярского края

#НОРИЛЬСК. «Северный город» – В Красноярске проходит двухдневная научно-практическая конференция «Традиционное природопользование: отрасль народного хозяйства или образ жизни?». Ее участники должны выработать предложения к IX съезду коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, который состоится 4–7 апреля в Салехарде.

В конференции участвуют представители 16 субъектов России и 33 общественных объединений, руководители органов законодательной, исполнительной и муниципальной властей, а также эксперты по правам коренных малочисленных народов и ученые.   

«Уже третий созыв в Законодательном собрании работает Комитет по делам Севера и коренных малочисленных народов, – рассказал участникам председатель Законодательного собрания Дмитрий Свиридов. – Действует отдельная государственная программа, объем финансирования которой превышает 800 миллионов рублей. Это без учета целевых средств, выделяемых в рамках двух титульных законов о социальной поддержке граждан, проживающих в северных муниципалитетах, где по расходам мы подошли к двум миллиардам рублей. Наш край первым в России ввел должность уполномоченного по правам коренных малочисленных народов. Все это подтверждает, что сохранению традиционной деятельности коренных малочисленных народов уделяется особое внимание».

В свою очередь модератор конференции – заместитель председателя краевого правительства Анатолий Цыкалов сообщил, что с 2007 года объем финансирования поддержки коренных малочисленных народов, проживающих в Красноярском крае, увеличился в восемь раз – со 106 до 800 миллионов рублей.

Участники конференции обсудили целый ряд дискуссионных вопросов. В частности, является ли традиционное природопользование отраслью хозяйственной деятельности или образом жизни, каково место коренных малочисленных народов в развитии арктической экономики, какую роль играет традиционная хозяйственная деятельность в реальном секторе экономики. Однако главной темой стало развитие традиционного природопользования как отрасли сельскохозяйственного производства. 

«Люди, живущие на селе и занимающиеся, например, разведением лошадей, коров, овец, свиней, птицы и даже рыбы, получают приличные, исчисляемые в общей сложности миллиардами рублей ежегодные дотации из бюджета края. Это всевозможные субсидии, субвенции и другие меры материальной поддержки, в том числе покрытие банковских кредитов, лизинга. Всех этих мер поддержки лишены северяне, ведущие традиционную хозяйственную деятельность», – рассказал заместитель председателя Комитета по делам Севера и КМНС Валерий Вэнго. 

По его мнению, коренные малочисленные народы должны стать «северными аграриями» и получать такую же сельхозподдержку от государства, что и сельхозпроизводители Красноярского края. Спикера поддержал президент региональной Ассоциации коренных малочисленных народов севера Красноярского края Артур Гаюльский. По его словам, чтобы эффективно сохранить этносы, хозяйствующие субъекты, занимающиеся такими традиционными промыслами, как охота, рыболовство и оленеводство, должны быть признаны субъектами агропромышленного комплекса и иметь статус сельхозтоваропроизводителей. 

Дмитрий Свиридов согласился с тем, что северное оленеводство, рыбный и охотничий промыслы при целевой поддержке государства могут быть экономически рентабельны и перспективны, более того, они способствуют сохранению самих малочисленных народов и их традиционной культуры.

«Красноярский край, как и многие другие регионы России, пошел по пути социальной поддержки граждан, занимающихся традиционным природопользованием, – подчеркнул он. – Этот подход нуждается в корректировке, время искать другие механизмы развития традиционного хозяйства, чтобы и сохранить жизнедеятельность коренных малочисленных народов, и получить экономический эффект».

В то же время, по словам председателя краевого парламента, параллельно необходимо расширять государственно-частное партнерство на северных территориях края, подписывать соглашения с крупными недропользователями. По словам спикера, такая практика уже применяется в регионе. В частности, за десять лет «Норникель» вложил около 600 миллионов рублей в развитие КМНС, сохранение их уклада жизни, а в сентябре 2020 года компания подписала четырехстороннее соглашение с ассоциациями КМНС федерального, краевого и таймырского уровней, согласно которому «Норникель» выделяет два миллиарда рублей на развитие малочисленных этносов и их традиционных промыслов. При этом, что важно, перечень мероприятий общественные объединения Севера определяют сами. Совместная программа затрагивает практически все сферы жизни народов Таймыра, начиная от строительства цехов по переработке мяса оленя и рыбы и заканчивая развитием оленеводства и улучшением инфраструктуры в отдаленных поселках полуострова. Программой, рассчитанной на пять лет, предусмотрено более 40 мероприятий. 

Как отметили спикеры конференции, в рамках планируемых крупных инвестиционных проектов на севере края возможно заключение аналогичных соглашений с резидентами Арктической зоны. С учетом мнения коренных народов Севера Законодательным собранием подготовлен проект Закона края «Об этнологической экспертизе», который сейчас проходит экспертную оценку.

«Считаю очень важным, что общественность коренных народов является инициатором новых начинаний, новых подходов. Уверен, что по итогам научно-практической конференции примут актуальный документ, в котором будут сконцентрированы рекомендации участников конференции. Обсуждение этого вопроса может быть продолжено на IX съезде коренных малочисленных народов, который пройдет в начале апреля в Салехарде», – отметил Дмитрий Свиридов. 

Ранее «Северный город» сообщал о том, что «Норникель» и Федеральное агентство по делам национальностей подписали соглашение о сотрудничестве в части поддержки коренных малочисленных народов Севера. В рамках соглашения планируется проведение Международного саммита лидеров коренных народов Арктики и реализация проекта «Коренные малочисленные народы Севера. Школа дипломатии» при Московском государственном институте международных отношений. Один из главных принципов – нужные мероприятия должны выбрать и одобрить сами люди, для которых и действуют соглашения.

Подписывайтесь на нашу страницу новостей «Северный город Норильск» в Telegram

Источник: Северный город 25.03.2021 19:44

Кто относится к коренным народам Севера?

Перечень коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации (сокращённо – КМНС) включает 40 народов: алеуты, алюторцы, вепсы, долганы, ительмены, камчадалы, кереки, кеты, коряки, кумандинцы, манси, нанайцы, нганасаны, негидальцы, ненцы, нивхи, ороки /ульта/, орочи, саами, селькупы, …

Как называются малочисленные народы Севера проживающие на Дальнем Востоке?

человек, а принадлежат они почти к десяти группам языков: саамы, ханты и манси — к финно-угорской; ненцы, селькупы, нганасаны, энцы — к самодийской; долганы — к тюркской; эвенки, эвены, негидальцы, сроки, орочи, нанайцы, удэгейцы и ульчи — к тунгусо-маньчжурской.

Кто относится к малочисленным народам нашей страны?

Согласно данному Закону к коренным малочисленным народам РФ относятся «народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими …

Какие народы относятся к коренным народам Сибири?

Коренные народы Сибири: ханты, манси, ненцы, сибирские татары, хакасы, буряты и многие другие.

Читайте также  Где делать презентация?

Кто относится к малым народам Севера?

Перечень малочисленных народов Севера

  • Эвенки (37 131)
  • Эвены (21 830)
  • Нанайцы (11 671)
  • Ульчи (2765)
  • Удэгейцы (1453)
  • Негидальцы (522)
  • Орочи (596)
  • Ороки (295)

Кто относится к коренным народам?

Коренные народы живут во всех частях Земли: к ним относятся, например, эвенки на Дальнем Востоке, эскимосы и алеуты в Приполярье Северной Америки и Дальнего Востока, саамы в Скандинавии и на Кольском полуострове, маори в Новой Зеландии, индейцы в Америке как части света и т. д. Их насчитывается около 300 млн человек.

Какие народы живут на Дальнем Востоке России?

«Дальний Восток – уникальная самобытная территория. Здесь живут русские, украинцы, татары, евреи и большая группа коренных народностей: саха, коряков, нанайцев, нивхов, ульчей, удэгейцев, ительменов, эвенков, айнов, алеутов, чукчей, экскимосов и другие.

Какие народы живут на севере Восточной Сибири?

каждый), кеты, юкагиры, эскимосы и удэгейцы (менее 2 тыс. каждый), нганасаны, тофалары, энцы, алеуты, орочи, негидальцы и уйльта/ороки (менее 1 тыс.

Какой из перечисленных народов проживающих на территории России относится к коренным народам Севера?

Ответ:3) карелы.

Кто относится к народам России?

Народы России

  • татары — 5 554 601 (3,83 %)
  • украинцы — 2 942 961 (2,03 %)
  • башкиры — 1 673 389 (1,15 %)
  • чуваши — 1 637 094 (1,13 %)
  • чеченцы — 1 360 253 (0,94 %)
  • армяне — 1 130 491 (0,78 %)
  • мордва — 843 350 (0,58 %)
  • аварцы — 814 473 (0,56 %)

Какие народы занесены в Красную книгу?

  • Кереки (анкалгакку) Чукотский автономный округ …
  • Водь (вадьялайн) Ленинградская обл. …
  • Сету (сето) …
  • Энцы (энэтэ) …
  • Ижорцы …
  • Тазы …
  • Уйльта (ороки) …
  • Чулымцы (карагасы)

Читайте также  Кто может взять автомобиль в лизинг?

30 нояб. 2013 г.

Что такое малый народ?

«Ма́лый наро́д» или коагулят — слой людей, живущих в своём замкнутом мире, оторванном от жизни остальных людей — «большого народа».

Кто относится к коренным народам Дальнего Востока?

Чукчи, удэ — гейци, хакасы, ненцы, эвены, манси.

Сколько национальностей проживает в Российской Федерации?

В Российской Федерации проживают представители свыше 160 национальностей. При переписи населения было получено более 800 различных вариантов ответов населения на вопрос о национальной принадлежности.

—>

Местное самоуправление в названных районах страны в целом строится на основах, установленных Федеральным законом 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Это значит, что в этих районах также возможны указанные в Законе виды муниципальных образований — сельские поселения, городские поселения, муниципальные районы и городские округа (последние — это, как правило, центры автономных округов, а также большие промышленные города, например Норильск).

Дополнениями от 18 октября 2007 г. в Федеральный закон 2003 г. включена ст. 82.1 «Особенности организации местного самоуправления в муниципальных образованиях, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях с ограниченными сроками завоза грузов (продукции)». В ней каких-то особенностей именно организации местного самоуправления на указанных территориях не видно. Закреплено лишь, что размещение и исполнение заказа на «северный завоз» — забота органов исполнительной власти субъектов РФ. А если что-то не включено в их перечень, тогда полномочия по размещению и исполнению заказа на поставки иных товаров и оказание иных услуг осуществляются органами местного самоуправления указанных муниципальных образований.

Вместе с тем организация местного самоуправления в названных частях страны должна считаться — в определенной мере — с возможностями специфической организации жизни местного населения. Некоренное население — в своем большинстве приезжие, как в первом, во втором и третьем поколениях — живут по традиционным для своих национальностей правилам. А вот в отношении лиц, принадлежащих к коренным малочисленным народам, надо считаться не только с их бытовыми обычаями, но и с ранее сложившейся, ныне возрождающейся самоорганизацией жизни, построенной на принципах общинного самоуправления.

Согласно Федеральному закону от 20 июля 2000 г. «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (в ред. от 2 февраля 2006 г.) такие общины создаются «в целях защиты исконной среды обитания, традиционного образа жизни, прав и законных интересов указанных коренных малочисленных народов».

Закон «определяет правовые основы общинной формы самоуправления и государственные гарантии его осуществления». Следовательно, этот акт сродни законодательству о местном самоуправлении: в обоих случаях речь идет о самоуправлении. Но местное самоуправление — это самостоятельная форма публичной власти, сочетающая начала общественной и государственной власти; общины малочисленных народов можно считать в какой-то мере разновидностью общественной власти. Это самоорганизация самой жизни людей; в определенной степени это может быть также и хозяйственная самоорганизация — в учредительных документах общины малочисленных народов согласно Закону 2000 г. должны быть определены: наименование общины; местонахождение; основные виды хозяйствования. Вместе с тем Закон говорит, что деятельность общин носит некоммерческий характер. Следовательно, община — форма самовыживания, в том числе если необходимо ведение общей хозяйственной деятельности гражданами для обеспечения своих потребностей.

Сказанное вытекает из общего определения общины, которое дано в Федеральном законе 2000 г.: «Общины малочисленных народов — формы самоорганизации лиц, относящихся к малочисленным народам и объединяемых по кровнородственному (семья, род) и (или) территориально-соседскому признакам, создаваемые в целях защиты их исконной среды обитания, сохранения и развития традиционных образа жизни, хозяйствования, промыслов и культуры». Закон предусматривает два вида общин:

семейные (родовые) общины малочисленных народов — формы самоорганизации лиц, относящихся к малочисленным народам, объединяемых по кровнородственному признаку, ведущих традиционный образ жизни, осуществляющих традиционное хозяйствование и занимающихся традиционными промыслами;

image

территориально-соседские общины малочисленных народов — формы самоорганизации лиц, относящихся к малочисленным народам, постоянно проживающих (компактно и (или) дисперсно) на территориях традиционного расселения малочисленных народов, ведущих традиционный образ жизни, осуществляющих традиционное хозяйствование и занимающихся традиционными промыслами.

Кроме того, Закон предусматривает союзы (ассоциации) общин малочисленных народов — межрегиональные, региональные и местные объединения общин малочисленных народов.

Федеральный закон 2000 г. содержит специальную ст. 7 «Взаимоотношения общин малочисленных народов с органами государственной власти и органами местного самоуправления». Сама формулировка тоже говорит о том, что общины, союзы (ассоциации) общин не есть местное самоуправление. Между прочим, в действующей редакции названной статьи Закона много говорится о задачах органов государственной власти по поддержке общин, но ничего не сказано о взаимоотношениях общин именно с органами местного самоуправления. Внешне общинное самоуправление в чем-то похоже на территориальное общественное самоуправление, предусмотренное Федеральным законом 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», но все-таки ТОС включается в систему местного самоуправления, чего нельзя сказать об общинном самоуправлении.

Естественно, одной из важнейших задач органов местного самоуправления в местах существования общин малочисленных народов является оказание им действенной помощи, обеспечение прав и свобод соответствующей части местного населения. Об этом говорилось в предшествующих частях учебника. В п. 3 ст. 7 Федерального закона 2000 г. определено, что органы государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ, органы местного самоуправления, их должностные лица не вправе вмешиваться в деятельность общин малочисленных народов, союзов (ассоциаций) общин малочисленных народов, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законодательством и законодательством субъектов РФ. Действия названных органов, в том числе местного самоуправления, их должностных лиц, нарушающие самостоятельность общин малочисленных народов, союзов (ассоциаций) общин малочисленных народов, могут быть обжалованы в порядке, установленном федеральным законодательством.

Закон закрепляет организационную самостоятельность общин. Он гласит, что органы государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, органы местного самоуправления, их должностные лица не могут быть учредителями общин малочисленных народов и членами таких общин. Решения о создании общины малочисленных народов, об утверждении ее устава, о формировании органов управления и органов контроля принимаются на учредительном собрании общины малочисленных народов. Устав подлежит государственной регистрации, о его последующих изменениях надо информировать как органы государственной власти, так и органы местного самоуправления. Общины малочисленных народов вправе обжаловать в суд действия органов государственной власти, органов местного самоуправления, их должностных лиц, ущемляющие права общин и их членов, а также требовать возмещения убытков, причиненных им в результате нанесения ущерба окружающей среде.

Статус самих соответствующих территорий подробно закреплен в Федеральном законе от 7 мая 2001 г. «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации» (в ред. от 26 июня 2007 г.). Такие территории относятся к особо охраняемым природным территориям федерального, регионального и местного значения (ст. 5). Образование территорий традиционного природопользования федерального значения осуществляется решениями Правительства РФ по согласованию с органами государственной власти соответствующих субъектов РФ на основании обращений лиц, относящихся к малочисленным народам, и общин малочисленных народов или их уполномоченных представителей. По территориям традиционного природопользования регионального значения требуется решение органов исполнительной власти субъектов РФ. Образование территорий традиционного природопользования местного значения осуществляется решениями органов местного самоуправления на основании обращений лиц, относящихся к малочисленным народам, и общин малочисленных народов или их уполномоченных представителей.

Территории традиционного природопользования могут быть сложными по структуре, допустимо выделение таких их частей, как:

поселения, в том числе поселения, имеющие временное значение и непостоянный состав населения, стационарные жилища, стойбища, стоянки оленеводов, охотников, рыболовов;

участки земли и водного пространства, используемые для ведения традиционного природопользования и традиционного образа жизни, в том числе оленьи пастбища, охотничьи и иные угодья, участки акваторий моря для осуществления промысла рыбы и морского зверя, сбора дикорастущих растений;

объекты историко-культурного наследия, в том числе культовые сооружения, места древних поселений и места захоронений предков и иные объекты, имеющие культурную, историческую, религиозную ценность;

иные части территорий традиционного природопользования, предусмотренные законодательством Российской Федерации и ее субъектов.

Правовой режим территорий традиционного природопользования устанавливается положениями о территориях традиционного природопользования, утвержденными соответственно Правительством РФ, органами исполнительной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления с участием лиц, относящихся к малочисленным народам, и общин малочисленных народов или их уполномоченных представителей (ст. 11 Закона).

image



Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
А как считаете Вы?
Напишите в комментариях, что вы думаете – согласны
ли со статьей или есть что добавить?
Добавить комментарий